Первый архетип, наиболее откровенно довлеющий над сознанием человека и одновременно наиболее поверхностный и доступный разумной оценке, относится к социальному образу человека.

Общество ждёт от человека исполнения определённых норм культурного поведения — но с течением времени они устаревают, лишаются прежней жизненной силы и превращаются в штампы. Это ведёт к формированию маски, за которой живёт большинство людей.

personЮнг называет эту социальную маску Персона — так у актёров античности назывались маски, обозначавшие характер роли:

«Общество ожидает и должно ждать от индивида, чтобы он играл приписываемую ему роль так хорошо, как возможно: так, если человек священник, он должен всё время безупречно играть роль священника. Общество из чувства безопасности требует, чтобы каждый стоял на своём посту: один — сапожник, другой — поэт. От человека не ждут, что он может быть и тем, и другим… это было бы странно. Такой человек отличался бы от других людей, как достаточно ненадёжный. В академических кругах он был бы дилетантом, в политике «непредсказуемым» кандидатом, в религии «вольнодумцем» — короче, его везде подозревали бы в безответственности и некомпетентности, потому что общество убеждено, что только тот сапожник, который не является поэтом, может изготовить приличные сапоги.»

Персона — коллективный образ, и мы ошибёмся, если будем воспринимать индивидуальность через неё. Так актёр с длинными волосами и в необычной одежде смотрится как что-то уникальное (как личность), в то время как он просто оделся и выглядит как другие артисты группы. Или, любезность госпожи такой-то, жены священника, как кажется, говорит о её доброй натуре — но в действительности она просто считает, что жена священника должна быть добрым другом всем, кто в ней нуждается. Конечно, люди выбирают себе те роли, которые им близки, и в этом смысле персона — это человек, но никогда не весь. Человеческая природа непостоянна, что проявляется и в исполнении роли, и тогда неизбежна фальшь.

Персона необходима: она упрощает контакты, указывая, чего нам ожидать от людей и в целом делая их приятнее, как хорошая одежда скрывает безобразные тела. Тому, кто пренебрегает развитием персоны, сложно устроиться в мире, и он нередко оскорбляет окружающих вызывающим поведением. Однако всегда остаётся опасность отождествить себя с исполняемой ролью, хотя она неочевидна тогда, когда маска хороша и подходит человеку. Нередко персона, будучи слишком жёсткой, отрицает всю остальную личность: аспекты личного и коллективного бессознательного, и замкнутость в своей роли ведёт к нехватке естественного эмоционального отклика. Другая опасность в том, что при перемене маски и усвоения нового способа реагирования на внешнее может произойти кризис потери привычных опор, который человек воспринимает как разрушение личности.

Персона отражает социальное лицо человека: образ личности с точки зрения общества, что сопоставляет её астрологическому архетипу Юпитера. Юпитерианское «я», в личном гороскопе связанного с социальными функциями, — это то, что мы из себя представляем, в отличие от того, что мы есть по сути и чем мы могли бы стать. Но это представление нельзя недооценивать. Архетип Юпитера в мифологии — это образ царя богов, хранящего мир и обуздывающего тёмные силы Хаоса. Это не самый древний образ творца, который лишь повторяет творение: так разумное представление организует для нас уже созданный мир. И, тем не менее, боги этого архетипа превосходят предшествующих и последующих богов широтой обзора: и Зевс, выводя на белый свет своих братьев и сестер из тёмной утробы Кроноса — физического мира, управляет с вершины Олимпа всей видимой реальностью и координирует все функции богов. В соответствии с этим планета Юпитер — это организующее начало личности: то, что поддерживает её «в форме» и потому способствует не только социальному успеху, но даже и физическому здоровью и счастью.

Здесь надо подчеркнуть, что образ Персоны принадлежит к коллективному, а не личному «я» человека. Представление об эго не всегда было таким, как сейчас: оно имеет долгую историю. Мы сейчас понимаем наше «я» через образ личного сознания или образ сознательной воли (астрологически Меркурий или Марс), причём последнее понятие является более новым и потому более прогрессивным. Юпитер же – это уже устаревшее, в чистом виде не дошедшее до нас осознание себя через свою функцию внутри некоей целостности людей: «я», которое содержит в себе компонент «мы» и предполагает свою соотнесённость с общей волей или общим мировоззрением. Это более широкое и менее личное «я», пробуждающееся в любви к идее или родине и порой заставляющее жертвовать свою жизнь: более узкую жизнь своего «я» — более широкому понятию жизни общественной мысли. Но это ещё не самое древнее понятие о себе: ему предшествовало представление о себе как о безличной части рода, от которого ведёт начало идея переселения души умершего родственника в тело родившегося младенца. Это древнее представление о себе через образ предка смыкается с генетической памятью и нам практически недоступно.

Нас хранят и координируют нашу деятельность, не давая личности опуститься и распасться на части, прежде всего усвоенные с детства принципы, выработанные многотысячелетней историей и свои для своего времени — наше коллективное «я». В той мере, в какой оно является не явным, а подсознательным, Юнг относит его к «вспомогательной» функции, стоящей на грани сознания и подсознательного — к Анимусу. Образ Персоны он мыслит как наиболее внешний, поэтому мы не можем полностью сопоставить её мифологическому архетипу Царя богов: Юпитер является лишь базой, основой Персоны.
Как наиболее внешний образ человека, персона соответствует самым проявленным чертам личности. В личном гороскопе это самые сильные в совокупности качества, прежде всего качества своего знака Зодиака, а также те, на которые указывают гармоничные аспекты сильных планет (связки и тригоны) — и асцендент: характеристика часа рождения (I и X дома). Асцендент — это то, как сам человек склонен относится к себе. Западная астрология, делающая акцент на Асценденте и связанной с ним системе домов, часто не идёт дальше Персоны, но и этого оказывается достаточно для корректировки личности. Однако известно, что самооценка далеко не всегда раскрывает истинные качества и способности индивидуальности: если бы это было так, не стояло бы многих проблем, самая простая из которых — выбор профессии. По профессии мы часто воспринимаем персону, и она подтверждает перечисленные выше наиболее сильные качества гороскопа.

09

Но суть прообраза Персоны не только в этом. Окружающие люди хотят видеть в Персоне образ, идеальный не только с социальной, но и с нравственной точки зрения. Астрологически такой аспект соответствует архетипу устремлённого вперёд воина Марса, олицетворяющего идеалы человечества. Архетип Марса — последний архетип, на развитии которого ставится акцент в истории мифологии. Владея природной магией и одновременно потенциалом разума, боги этого архетипа нередко объединяют под своим началом божеств различных территорий и порой замещают прежнего владыку-громовержца (как неистовый Один сместил с трона могучего Тора). Тем самым архетип Марса подводит нас к образу единого бога и символизирует собой новый, более универсальный принцип объединения качеств личности. Образы этого архетипа — непобедимый воин и мудрый пастух — содержат решение социального конфликта Льва, но они подразумевают выход личности за пределы общества и обращение к магии природе, вливающей в разумную форму живительные силы естества (по Юнгу — к бессознательному). Обретая новую истину, личность возвращается в общество, будучи способна не только никогда более не терять себя, но и вести за собой других.
Говоря о необходимости обращения к стихии бессознательного, Юнг подразумевает этот путь. Однако для аналитического психолога он остаётся чисто внутренним, не затрагивающим поверхностный уровень Персоны. Юнг не рассматривает трансформацию маски внутренними силами личности, и образ Персоны остаётся у него формальным, не доходящим до искренности архетипа Марса. Марсианский архетип воина и пастыря — то, что явится, когда маска станет лицом. Но неполноценность образа Персоны у Юнга имеет под собой основу: архетип Марса — последний складывающийся в истории архетип. Его завершённость означает обретение того бессмертного центра личности, формированию которого и посвящены труды Юнга.
Астрологический архетип Марса, носящий черты общечеловеческого идеала, выделяется в конце развития мифологии из общего архетипа богов войны и смерти. Как имеющие связь со смертью, эти божества нередко выступают правителями невидимого потустороннего мира, который становится основой второй реальности человека — его невидимой душевной жизни. Но близкий образу Персоны своим акцентом на внешнем проявлении, на самораскрытии, архетип Марса символизирует собой лишь те силы стихии, которыми человек овладел. То, что осталось за пределами доступного, относится к архетипу Плутона, как необходимое зло, которое являет противовес добру и помогает его осознать.
Эту обратную сторону себя, которая относится к бессознательному, Юнг называет «Тенью».

Смотреть другие архетипы и их астрологические соответствия:

Архетип ТЕНЬ

Архетип АНИМА

Архетип АНИМУС

Архетипы ДУХА и ВЕЛИКОЙ МАТЕРИ

Архетип ТРИКСТЕР

Выбрав любой из представленных здесь архетипов, вы сможете увидеть его влияние на бессознательную природу человека и сравнить его с влиянием астрологических факторов.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ АРХЕТИПОВ